«Пытками доводят до самоубийств». Еще один беларус пытался покончить с собой — прямо на суде. Это «убило» всех

Боль • редакция KYKY

Политзаключенный Степан Латыпов прямо во время суда воткнул себе в горло ручку – он предпочел этот шаг признанию в том, в чем не считает себя виновным. Кратко рассказываем все, что известно об этой трагедии, и показываем, как на нее реагируют беларусы в соцсетях. 

Сегодня был первый день суда над Степаном. Как сообщили его соседи, которым удалось попасть на заседание, Латыпов выглядел избитым: хромал, у него была перевязана рука и был виден синяк под глазом. 

После обеда в качестве свидетеля на процесс вызвали отца Латыпова. Степан сказал ему: «После свидания с тобой ко мне пришел ГУБОП. Сказал, что мне организуют «пресс-хату» (так называют камеру, в которую отправляют неугодных осуждённых для того, чтобы поставить их на место или выбить нужные показания – Прим. KYKY), а после тоже самое будет с моими соседями и родственниками, если я не дам показания. Мне уже делали «пресс-хату»: [продолжалось это] 51 день — ты следующий, готовься». 

После этого монолога Степан достал из папки с документами ручку, залез на лавку, уперся ногами в решетку и воткнул ручку себе в горло. После чего упал на пол и начал резать себе руки. Клетку не смогли открыть сразу же, так как у конвоиров не было ключей — они почему-то находились у кого-то, кто ожидал за дверями. К моменту, когда клетку все же открыли, Степан потерял сознание.

Известно, что сейчас Степан Латыпов находится в Центре хирургии и трансплантации на Семашко. Врачам запретили сообщать любую информацию о его состоянии, но ранее появилась информация, что медики будут вводить его в искусственную кому. 

А теперь давайте вспомним, за что задержали Степана

15 сентября он вместе с другими жителями «площади Перемен» вышел к муралу с диджеями. К ним подошли несколько сотрудников милиции, Степан сказал: «Как только вы представитесь, мы выполним ваши законные требования». Милиционеры не представились, заломали Степану руки, повалили его на землю, а потом куда-то увели. Затем у него дома был обыск, а сам Латыпов оказался в СИЗО № 1. 

Сразу же после ареста Степана обвинили в том, что он якобы хотел отравить силовиков при помощи химикатов (об этом даже сняли «остросюжетный репортаж» на госТВ). Однако сейчас его обвиняют по совсем другим статьям: 

  • ч.ч. 1, 2 ст. 342 УК (организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, повлекших нарушение работы транспорта и организации, и активное участие в таких действиях);
  • ч. 2 ст. 363 УК (сопротивление сотрудникам органов внутренних дел при выполнении ими обязанностей по охране общественного порядка);
  • ч. 4 ст. 209 УК (мошенничество, совершенное в особо крупном размере).

Отец Латыпова рассказал, что с 11 апреля Степана держали в ШИЗО с людьми с психическими особенностями. 

Как реагируют беларусы 

Валерия Боровец: «На днях пришло письмо от Степы. Странное, туманное, оборванное наполовину, неначатое и незаконченное. Точнее, законченное на полуфразе. Носилась с этим письмом, таскала его в кармане три дня, не знала, что ответить. Зачитывала всем встречным с вопросом: «Что это значит?». Пока уставший Медведь на меня не рявкнул: «Лера, твое «что значит?» — значит, его там пытают и всех там пытают. Вот что это все значит». 

Вот что значат все ответы и все отсутствия ответов. Я отправила с десяток писем одному только адресату, к остальным — уже перевалило за сотню. Перестала считать. Моя работа писать, не считать. И я пишу, и мы пишем, кому — да самим себе же. Кому мы это пишем: «Ребята, все будет хорошо, любим вас!» — это ведь не Степе нужно, мое слезное «Степочка, держись, все будет хорошо!», которое с таким же успехом могло бы быть «Степочка, вот я пью кофе, корю папиросу, пока тебя там пинают копытами, и очень о тебе волнуюсь» — разве это ему? Нет, это мне, это нам нужно. В этом огромном беспросветном болоте чувствовать себя хоть на секунду не таким ничтожеством. 

И ведь не получается. Все равно выходит, что ты ничтожество, со своими вот этими закорючками, носишься и вопишь, не знаешь, что делать, пока Степа стоит на суде, избитый, хромающий, переломанный, но не сломленный, гордый, красивый человек.

Сегодня с меня этими дикими новостями смыло всю ненависть, хотя должно было наоборот. Я психанула и накатала письмо, из которого ровно половину выделила ему, моему самому внимательному и преданному читателю, — цензору с Володарки. Я написала ему, что не держу на него зла, хоть и, как любой человек, терпеть не могу писать в стол, и уж тем более — в мусорный бак. Написала, что молюсь за него и его коллег, что каждый день желаю им познать любовь и радость, познать простые светлые вещи, научиться быть счастливыми и перестать быть несчастными. Что лишь глубоко несчастный человек может радоваться несчастьям другого, и что пора себя полюбить. 

Написала кучу очевиднейших, простейших вещей. Что я ничего не сделала ему дурного, что я не враг ему, его семье и друзьям, что мы ничем не заслужили… 
И что-то даже вслух бубнила об этом. И Саша мне сказал: «Ты, Лера, представляешь себе цензора из романов Кафки. А они не из Кафки, они простые мужики, которые на любой вопрос тебе ответят, что знать ничего не знают, начальник приказал — к нему и вопросы, но и он на эти вопросы ничего не скажет путного». 

Я не понимаю, что делать. А Степа понимает. И без моих этих всех «держись!». Вот что в сухом остатке выходит. Сколько у нас героев… И они держатся, и без матрацев держатся, и без передач, и без писем держатся, и без всего. И нам надо держаться!

UPD: Спустя 10 минут Cтепа на суде воткнул себе ручку в горло». 

 

 

 

 

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Открывай или раз**бу, работает ОМОН». Беларуска прошла Окрестина — и теперь строит жизнь с нуля в Польше (видео)

Боль • Мария Мелёхина

Друзья, у нас отличные новости! KYKY запускает видеоформаты и собирается гонять во всю мощь на ютубе, поэтому подписывайтесь на наш канал! Почему беларусов обманули летом 2020-го, как работал ОМОН, почему режим живет по законам джунглей, а также есть ли жизнь после эмиграции – об этом и не только рассказала девушка Ксения, которая осенью 2020-го прошла Окрестина и была вынуждена уехать из страны.

Популярное